2003 Кольский полуостров, Ловозерские тундры (лыжный, 6дн).


Маршрут: пос. Ревда - г. Вавнбед - пер. Эльморайок - пос. Ревда (приблизительно 40км).
Время проведения: 01.03 - 06.03.2003.
Состав: Санька, Саша.


В Ревде - уже ночью. Люди из автобуса быстро разбежались. Ночная площадь поселка, темень, яркие фонари горят, ничего не освещая, кроме белого снега - в голубой или желтый цвета. Спрашиваем у водителя - куда идти к горам. Он смотрит на нас с опаской и сочувствием...
Далекий, близкий, многоголосый лай собак. Идем среди каких-то заборов и строений, кажущихся заброшенными... Одинокая машина проезжает мимо, разворачивается, уезжает... Вроде бы начинается лес - то есть вышли из поселка; из леса на дорогу выскакивает волк... Нет, только лайка; смотрит на нас, деловито пробегает мимо нас к поселку, в сторону несмолкающего лая. У меня еще долго сердце колотится, готовое выпрыгнуть из груди. Я боюсь волков. Широкая дорога, заснеженная, накат, сугробы в пол-роста по сторонам, дальше - лес. Отойдя на полкилометра, решаем остановиться... (Идем с лыжами в руках, по дороге-то...). В лесу, неплотный наст, на один-два нормальных шага приходится пять проваливаний "по развилку", заканчиваю тем, что отползаю от дороги (на десять метров, до ближайшей полянки) на четвереньках. За мной кое-как - Саша... Теплая ночь, порядка -5. Палатка, смотрим через открытый вход на небо с бледным разводом на нем: облака это далекие или северное сияние? Сияние...

Утром все все-таки покрыто инием внутри. Выходим. Опять без лыж, по дороге. Голубое небо. Впереди показываются горы, низкие-низкие, белые. За спиной постепенно открывается вид на долину, на другие далекие холмы. Бесчисленные озера, перелески, возвышения, Мончетундры вдалеке, Ревда у ног, шестиугольник военных мачт. Какой же прекрасный мир!!!
Смотрим вперед, на горы. Цирки Раслака... (Раслак - это наверное такой дяденька-шахтер...) Справа далеко видны Хибины, совсем белый край. По мере того, как дорога, поднявшись на пару сотен метров, выходит из зоны леса, начинает чувствоватся сильный западный ветер. Доходим до какой-то мачты (увы, не сотовой связи, телефон не работает), чуть за ней - сходим с дороги. Тут уже плотный наст, не провалишься, лыжи его едва царапают. Ветер бьет в спину. Идем - сперва чуть вниз, потом просто по снежной равнине...
Кустарники, редкие куцие елки. Первый ручей - в снеговом каньоне, глубина от поверхности снега до поверхности воды около метра, ширина несколько метров, много снежных мостов, может даже туннелей. Переходим с опаской, останавливаемся чтобы позавтракать... Газ не горит совершенно. Почему? Слишком холодно для него? Конденсат в шланге горелки? Не знаем. Мрачнею (бензина нет, костровых принадлежностей нет; не уверен, что мы справились бы, если бы горелки не заработали). От остывания газ можно спасти только так: нести на теле. И несем по баллону в нагрудных карманах. Так что лучше не падать, чтобы ребра не сломать.
Впереди - обширная область с развитым микрорельефом, холмики высотой метров от пяти до двадцати, крутобокие и многочисленные. Как бывает на заброшенных городских стройках, но без конца и края. Обходим вдоль верхней кромки, там где из всего этого вылезает бок большой горы...
Хорошо что ветер в спину. Иногда чуть слабее, иногда сильнее. В какой-то момент, поднимаясь на очередной холм, становится сильно неприятно - ветер едва не сбивает с ног, снег весь сдут - кое-где лишь пленка льда поверх камней. На другой стороне холма - перегруженный снегом крутой склон, падать и спускаться страшно. Кое-как спустившись, пройдя чуть по гребню - останавливаемся внизу: здесь опять тихо. Так продолжается...
Много ясного неба. Виды на север; белые и серые облака вдоль горизонта. "Оторвись от земли; северный цвет..."
Шесть офигенной высоты каких-то военных мачт среди бескрайних лесов (видели их на протяжении трех дней).
В сумме идем шесть-семь часов, отдыхая довольно часто. Становимся у какого-то ручья. Совсем рядом - горы, проглядывают каменные поля и даже какие-то стенки... Чахлый кустарник; березки в рост человека. Палатка. Вода из ручья... Газ - горит...

Проснулись поздно и перешивали кошки, ремешки на которых были не по размеру бахлов. Поэтому вышли довольно поздно, около двенадцати. Сказывается вчерашняя усталость. То идем среди кустов и даже елочек, то снова по прогалинам. Погода без изменений: много ясного неба и много высоких облаков, ветер, тепло. Радужное кольцо вокруг солнца. Корочка наста, то проламывающаяся под лыжами, то нет, но здесь не причиняет много неудобств. Деревья совершенно голые - без снега не ветвях: видно, что снегопада не было давно.
Постепенно ландшафт ухудшается. Забрели в зону сплошного "микрорельефа" (см. вчера): вверх-вниз, вверх-вниз, отвратительно и изматывающе: вверх идти - высоко задирая ноги, вниз - тоже - не съехать в глубоком снегу. Постоянный кустарник. Хоть ветра нет. Может быть, помогло бы, если бы пошли выше зоны леса - не знаю.
Распадки ведут вниз. Не выдержав, чуть спускаемся по одному из них; выходим к озерцу метров пятьдесят диаметром, кое-где виден лед, трещины-сколы в нем, почти полметра бело-голубого цвета, под ним пустота и снег. Роняю Сашу в снег, барахтаемся (влюбленные). Мы на Кольском, зимой, ура!
Как это описать?!.. - с одной стороны гладкие спины гор, с другой стороны - ниже нас - равнина, видная бескрайне. Саша смотрит на облака. Небесная картина вынимает душу.
Снова вверх-вниз. Заросли елок учащаются; впереди виден Вавнбед, но сколько еще до него идти - и все по этим буеракам. Проходим место, похожее на скрытый под снегом водопад - но точно не сказать. От него идем вниз по полностью заснеженному ручью. Очень крутобокая ложбина; такая, что не выбраться. Вынуждено петляем, снега много, тропить тяжело. Солнца не видно. Сильно устали...
Собрав остатки сил, все-таки выкарабкиваемся по крутому склону на какую-то возывшенность, ставим палатку.
Я не помню ощущений от лагеря, от наших остановок и потреблений пищи. Как-то это происходило очень просто и по-домашнему. И Север вокруг нас был в самом добром своем проявлении. Он показывал нам всю свою красоту, и теплоту (что все-таки бывает не всегда) - и не убивал нас за это.

Утром мы пошли прочь от вчерашней неприятной ложбины ручья, но быстро провалились в другую не менее крутобокую, которая оказалось его притоком и быстро вывела нас обратно. Следов зверья очень-очень много - ведь очень давно не было снега. (Несколько недель?). Идем, проваливаемся под наст, материмся - вылезти нелегко... Наконец избавились от ручья, идем в сторону Вавнбеда и озера Светлое, они уже совсем рядом. Проходим по краям холмов; редкие сосны и ели; на горбах снег сдут совсем.
В каком-то месте снимаем лыжи и идем метров сто пешком по мху... Погода, как вчера. Все те же военные мачты, только угол обзора постепенно меняется... Облака по-прежнему - говорят о рае или о чем-то таком. И горы на горизонте. (Мончетундры). Далекие-далекие домики Ловозера.
Начинаем подниматься на Вавнбед с северо-западной стороны - но сперва идем к нему по зоне леса. Саша не выдерживает: мат во всю мощь легких, истерика. К счастью, вся энергия направляется на не жалобу "немедленно! сделай так, чтобы я оказалась дома на диване!", а на продвижение вперед: "блядь! я выберусь из этой ебаной ямы!!!" - после очередного падения...
(Упав, встать очень тяжело. Снег глубок, попа продавливает его сантиметров на двадцать, а кисть - при попытке опереться - уходит по плечо... Снимать рюкзак... Первый лыжный поход (у меня второй, первый был здесь же в 94 году), все вновинку).
"Нет, нельзя идти на Кольский, побывав всего три раза на выездах в лес", - говорит Саша. У нее мал лыжный опыт. (Собственно этим и исчерпывается).
Выше зоны леса - круче, но снега уже почти нет. Внизу были следы волков, здесь - оленей. Много раскопанного ягеля. Снимаем лыжи, идем выше в кошках. Несказанно удобно... Заворачиваем слишком направо, выходим почти к верху обрыва, что над Светлым озером. Следы "буранов". Вавнбед - это плато, до "вершины" отсюда чуть больше километра топать по горизонтали. Оставляем рюкзаки, втыкаем возле них лыжи, идем пешком.
Я иду чуть впереди (метров двадцать), вижу пробегающих перпендикулярно курсу пяток оленей. Совсем близко. Прыгаю, кричу, но Саша их не заметила (они пробежали за каким-то локальным перегибом, так что я видел их верхние части и рога, а Саша - ничего). Триангуляционный знак - деревянная пирамида.
Озеро Ловозеро огромное и сложной формы. Вид на восток, на бескрайний Кольский. Западный ветер гонит с облака; спешим обратно к рюкзакам. На юге - долина Светлой и его притока, желтоватые или розоватые горы. Пусто. Здорово...
Спускаемся к Светлой. Елки; палатка возле ручья. Вода из полыньи...

На следующий день снова ясно. Идем вверх вдоль речки Светлая, проходим мимо озера, здесь появляется лыжня, похоже двух-трехдневной давности. Это конечно же удобно, вчера потому что вымотались в глубоком снегу до начала подъема на Вавнбед... Все равно идем медленно, часто отдыхаем. Наконец, лыжня начинает медленно подниматься на левый по ходу (т.е. фактически правый) склон долины, на отрог Кувторданюн. Здесь, выше зоны леса, сильный ветер и наст, на котором лыжи не оставляют следов. Спускаемся чуть вниз и останавливаемся в лесочке, неподалеку от его верхнего края. Совсем немного прошли за день (несколько километров). Весь путь - по едва заметному подьему. Видимо, сказалась вчерашняя усталость. Решили ночевать здесь - под вечер идти дальше просто нет смысла. Большие планы на завтра (пройти до истока речки и спуститься на перевал Эльморайок).
Ночью холодно (порядка -15), бесцветное, но яркое сияние почти во все небо, медленно-медленно переливающееся. Звездищи горят...

Утром погода так себе. Сильный восточный ветер - хорошо хоть, что в спину. Видно бледное небо, то и дело горизонтально несет снег. Почти сразу же после выхода со стоянки деревья и даже кустарники кончаются, долина резко становится уже, приобретает V-образную форму. Идем по гладкому руслу ручья, подъем очень пологий; слева над нами высокий склон, по верхнему краю которого тянется снеговой карниз. Крайне неприятные ощущения. Долина плавно поворачивает направо.
Несколько улучшается погода, ветер стихает (может, из-за того что мы переместились), небо наливается голубизной. Вокруг ослепительно белые склоны и черные выходы скал. Во всей вселенной - только три цвета. Нигде ни одной веточки не выбивается из-под снега. Вокруг только Зима.
Резкий поворот долины налево. И раздваивание. Кроме того, полностью заканчивается мягкий снег, дальше жесткий наст. Снимаем лыжи, надеваем кошки. Но куда идти? Левое ущелье - крутобокое, с черными отвесными стенами. Правое выглядит более полого, но оно плавно поворачивает и далеко не видно. Карта (популярная якобы-километровка) невнятна.
Идем по центру, т.е. вверх на холм, разделяющий два ущелья. Не совсем понятно, почему было так решено; не выглядит особенно логичным с точки зрения трудозатрат. Тем более что левый и правый склоны холма достаточно круты для того, чтобы спускаться по ним не хотелось.
Под снегом обнаруживаются пустоты (между камнями); случайно проваливаюсь по бедро. Это тоже, неприятно. В ущелье по правую руку виден след лавины, сошедшей со склона большой горы. Оказывается также, что справа - это и есть истинное русло ручья, а слева - ущелье с каменными стенами - тупик, выводящий сюда же, на холм.Садимся отдохнуть. На небе ни облачка, только кольцо вокруг солнца. Абсолютная тишина.
Вдруг пришел звук вроде "тук-тук" или "тик-тик", как две стукающих друг об друга пряжки на рюкзаке. Разглядывание рюкзака ни к чему ни привело. Когда звук стал громче, он стал больше походить на "пых-пых", иллюзия металлического звука пропала, и стало ясно, что это дыхание животного, довольно быстро (бегом) приближающегося к нам.
Поскольку я весь поход стремался волков, мне стало крайне неприятно. Теперь я думаю, что это был, конечно, волк, скорее всего, пришедший к нам на "запах мыслей", то есть привлеченный ежедневными раздумьями о волках. Животное, так и не показавшееся нам, пробежало мимо и затихло. Такое ощущение, что пробежало за ближайшим холмом в десяти метрах, но с учетом полной тишины вокруг - нет уверенности.
Совсем рядом в горе по правую руку большой провал, за которым - выход на равнину и место нашей первой стоянки... Туда даже ведет распадок, но на нем такие визуально тяжелые снежные наддувы, что соваться в него не хочется. Вообще, очень бросается в глаза, насколько на склонах, обращенных к югу, больше снега, чем на обращенных к северу. Поэтому, в частности, мы не пошли к Сейдозеру, куда вела вчерашняя лыжня.
Мы продолжаем путь сперва по левому (по ходу) краю долины, несильно набирая высоту. Наконец, долина ручья совсем разглаживается, фактически мы уже на плато, хотя набирать нам еще пару сотен метров. Вокруг - слабо наклоненная плоскость, твердый белый наст, частые выходы камней. С пронзительным на фоне местной тишины звуком делает несколько огромных кругов над горами военный самолет.
На востоке появляются гряды черных облаков, неприятно контрастирующие с окружающей белизной и синевой. Не хочется быть здесь застигнутым непогодой - нигде нет ни укрытия. Однако, походив вдоль горизонта около часа, все облака исчезают. Солнце, по-прежнему в бледном радужном кольце (наблюдали это явление ежедневно), само тоже тускнеет, так что на него даже можно смотреть. Погода странная, нереальная, раньше такого не встречали. Еще около часа движемся вверх, прямо между вершин Карнасурта и Эльморайок. (Это практически ровное плато, визуально двух "вершин" нет, линия горизонта пряма). Наконец - перегиб, и вид, убеждающий, что мы все-таки в другом мире.
Несмотря на странную дымку, которая вроде бы затянула все небо (хотя оно голубое, и солнце висит желтым шаром) - видимость хорошая, т.е. видно все Ловозерье. Каньоны ручьев, сбегающих к Сейдозеру, с многосотметровыми черными отвесами! Напротив нас - многочисленные перевалы, ведущие из этих каньонов в сторону Умбозера, через некоторые из них в нашу сторону свешены облачные языки. Это невероятная картина, подавляющая своим масштабом, простором и пустотой, тишиной и недвижимостью. На ближайшем к нам склоне бликуют льдинки; каждая - солнце.
Смотрим на это долго...
К перевалу - направо. Идем вдоль склона, постепенно спускаясь, вниз за перегиб не видно. Движемся медленно - твердый наст, небольшой наклон, может быть было бы логичнее идти в кошках, но не помню, может под настом было мягко и так не получилось бы. Так, идем вдоль склона к предполагаемому месту перевала около полутора часов. Наконец некоторое выполаживание, и приблизившийся дальний склон долины наводит на мысль, что перевал рядом. Однако спуститься не удается - длинный кривой распадок со снежными надувами, висящими на склонах, перегораживает путь. Обходить его - делать петлю в пол-километра вверх по склону. Понимаем, что не спуститься до темноты; находим более-менее ровную площадку и ставим палатку. Если подует ветер, будет неприятно, мы все-таки высоко...
Перед тем как залезть в палатку, наблюдаем, как ниже нас то там, то сям над склоном возникают полосы тумана и сливаются в облака.

Сильного ветра не было, как и осадков, но тем не менее вокруг палатки образовалось несколько треугольных снежных холмиков. С одной целью - побыстрее спуститься, резво выходим и, обогнув распадок, идем вниз по склону к перевалу, седловина которого угадывается уже почти однозначно. Несколько раз то в лыжах, то пешком, в зависимости от того, какое именно снеговое поле под ногами.
Когда доходим до седловины, все небо уже оказывается затянутым, ветер теребит спину. Черные скалы теперь опять выше нас. Спуск довольно крутой, но на выполаживаниях много снега, так что продолжаем идти в режиме "пешком"-"на лыжах", что изматывает и тормозит. Когда перевальный взлет оказывается за спиной, впереди уже видны строения рудника, погода уже испортилась совершенно, резкий ветер в спину и сплошной снегопад. Слева - огромная черная скала...
Решаем обойти рудник слева, но упираемся в какую-то узкоколейку или трубопровод, ведущую в далеко расположенную гору. Приходится идти прямо по территории. Никого нет, хотя из труб то и дело вырывается (и мгновенно уносится ветром) дымок, и какие-то индустриальные звуки раздаются из глубин. Приземистые промышленные строения с редкими окнами и двухметровыми сугробами под снегом. Вот где про "ядерную зиму" снимать без декораций! Несколько кое-как расчищенных дорог, выбираем верхнюю. Поэтому выходим не к проходной, а к какому-то запасному вьезду. Разумеется, колючая проволока и "проход запрещен" по другую сторону забора. (То есть мы-то и есть на огороженной территории). Переходим по каким-то трубам. В ста метрах слева и чуть ниже видна проходная и люди, ожидающие автобуса.
Хотя автобусы ходят в изобилии, а погода недружелюбна, мы идем по дороге пешком. По мере удаления от гор ветер стихает, небо голубеет, и когда доходим до площади в Ревде, где неполных шесть дней назад вышли из автобуса, здесь уже совершенная теплая весна.
Таксисты хотят огромных (450 и даже 600 рублей) денег, но через пол-часа после того, как мы отказались, сами приходят к нам и предлагают довезти за полтинник. (Нашелся человек, согласившийся заплатить им сколько они просят, его и везут, а на свободные места недорого - нас). Станция Оленья. Поезд почти через сутки. Коротаем ночь в компании нежданно-амнистированных зеков, едущих теперь по домам. (Любопытная, но в целом неприятная встреча. В момент конфликта (один из зеков все-таки стал к ночи неадекватен) были спасены начальницей вокзала в подсобном помещении. Начальница, очевидно, имеет огромный опыт в делах укрощения асоциальных типов - мы ей даже за это случайно подарили шоколадку, которую нам перед этим подарили зеки.). Короче, весело провели время, хотя повторять не хочется.

Вот такой поход. Первый зимний.

Александр Серков (на главную)