2003 Карелия, р. Важинка (водный, 6дн).


Маршрут: 8-10км выше дер. Верхние Важины - 2км ниже дер. Коягино (около 100км).
Время проведения: 06.05 - 11.05.2003.
Состав: Санька, Саша - тритоновская Свирь-Н.


Мысль сходить на Важинку появилась несколько лет назад, когда в инете описаний ее еще не было. Появилась по причине вдумчивого разглядывания речек в ближней Карелии и нахождения в верховьях данной речки каньона и участка с большим падением... Весной 2003 года прочитал замечательные описания Тониса и Завьялова, после чего вопрос о выборе реки на этот май был решен.
Добираться до верховьев решил по правому берегу реки, почти от поселка Верхние Важины на северо-восток по дороге, плохо отмеченной в атласе Карелии, но хорошо видной на фотографии из космоса. До Верхних Важин везут цивильные таксисты, тусующиеся на вокзале в Петрозаводске, по цене 5руб/км с оплатой в оба конца.
Мероприятие было совершено, в срок начиная с утра 6 мая.

Пройдя по вышеупомянутой дороге примерно полтора километра (считая от развилки "вышеупомянутая дорога - дорога М18-В.Важины"), уткнулись в каких-то лесорубов: грязь, трактора и деревья поперек дороги, какие-то темные люди гуляют,- в связи с чем повернули прямо на восток с мыслью пройти вдоль реки. Весна в этом (2003) году весьма поздняя, озера совершенно все подо льдом, снега в лесу много, пик половодья (на Важинке, во всяком случае) пришелся на 8 мая. Так, пройдя несколько сот метров по чистому весеннему лесу, пришли в мерзкое заснеженное болото.
Серьезным просчетом было, что, вопреки рекомендациям из описания Завьялова, не был готов мочить обувь (что было очевидно заскоком, проявившимся только в этом походе, некстати). Поэтому, весьма ругаясь (вслух словами "оопс", "ну-блин" и т.п.), шли куда-то на северо-восток по краю болота, то и дело проваливаясь по колено в снег, под которым вода.
Люблю лес, и пейзажи наблюдались очень красивые: какие-то полузатопленные черные ельники, с обилием поваленных стволов; бесснежные склоны с редкими березами-осинами, один раз даже промелькнуло что-то вроде "панорамной точки", откуда можно было видеть вдаль поверх леса в приречной низине. (Это в районе порога "#3"). Пересекли мелкий ручей, к которому лес спускался очаровательными краснокаменными ступеньками по полтора-два метра высотой. Дальше вышли к реке (как оказалось потом, ко входной шивере перед этим самым порогом).
Пройти вверх вдоль реки удалось немного, совсем скоро уперлись в отмеченный на карте ручей, который задержал нас примерно на полчаса. После ручья прошли совсем немного и остановились на излучине. Речка здесь резко петляет, несколько легких перекатов, на берегах очень много поваленных бобрами деревьев.
Важинка здесь неширокая, метров пятнадцать-двадцать. На берегу следы заброшенной дороги и едва угадывающиеся фундаменты построек, густо покрытые мхом и успевшим вырасти в рост лесом. Уровень воды медленно повышается. Вода очень холодная, холоднее чем встречал когда-либо ранее.
Километраж за день - около 3.5км.

Следующий день - дневка с нулевым километражом. Разглядывание реки и ближайшего леса (по воде то и дело проносит небольшие льдины и стволы), заклеивание и зашивание байдарки, порванной чуть более года назад на Уксуне. (Дома заниматься этим не хочется совершенно, а здесь весьма даже приятно, на свежем воздухе, под шелест реки.). Правда, иногда небольшой дождичек. В это время приятно есть, сидя в палатке.
Имелась также мысль сходить налегке к каньону, до начала (вернее - конца) которого около двух километров. Однако, как оказалось, совсем близко начинаются новые болота (обширные стоячие лужи, даже без снега), и от идеи такой прогулки отказался. В настоящее время стараюсь об этом не сильно огорчаться, так как огорчение совершенно неконструктивно; однако, сидя сейчас в городе и глядя на карту, на места, в которых побывал, расположенные в сотнях километров от дома, тогдашний отказ от прохождения еще двух километров кажется нелепым. Впрочем, да здравствует здоровая лень.

Третий день был столь же тормозен, и отплыли только во второй половине дня, успев заметить к тому времени, что вода перестала подниматься. О, Это, о счастье водного туриста, влечься бесшумно по черной воде, радуясь своим берегам... Наступает не совсем сразу, впрочем: сидим в лодке, пытаемся выплыть на струю между каких-то неглубоко погруженных кочек... Выплыв, сразу же достигли ближайшего поворота, за которым легкий перекат, похоже, с каким-то затопленным травяным островком. За перекатом (несколько десятков метров) поворот, черно-коричневая весенняя водная гладь, по которой танцуют пенные ленты. Сразу же еще поворот направо, перекат...
Поворот налево, перекат, который оказывается шиверой, уходит куда-то вперед... Хм, это наверное уже начало порога, как быстро! Нужно пристать. Не умею "чалиться на струе", не было никогда такой необходимости; плюс к тому, в байдарку сел две минуты назад, первый раз в сезоне... Течение - быстро в половодье, тем более - шивера... Зря-с! Особенно быстрым течение кажется, когда смотришь не вперед по реке, а перпендикулярно ей, именно на берег, к которому предстоит пристать. Тем не менее без особого труда (хотя и с нешуточной тревогой) пристаем к левому берегу, как оказалось после просмотра - в самый последний момент! Ниже шивера становится, действительно, все более и более мощной, а потом утыкается в полный, не побоюсь этого слова, пиздец.
Вытащив лодку, идем вперед. По берегу сперва довольно плотный подлесок, потом темный ельник на пригорке, несколько ручьев. Потом высокий, метров пятнадцать, холм; река упирается в этот холм и резко отпрыгивает направо и назад. Обращенный к воде берег холма скальный, нижние метров пять - отвес, под ним вода клокочет совершенно страшным образом. Поднимаемся на холм и спускаемся к берегу позади него; здесь скальный участок левого берега кончается, от последнего каменного уступа более чем на половину реки отходит не то вал, не то слив метровой высоты; в левой части русла за ним большая суводь.
Слив существенно мощнее, чем на фотографии из отчета Тониса.
Подобный порог мы не идем, однозначно, даже мысли такой не возникло.
На вершине холма, над скалой, стоянка; ровного место под палатку нет, зато есть кострище и даже оставлена пара поленьев и растопка. Встаем здесь. Возвращаемся к лодке; перетаскиваем вещи; потом перетаскиваем лодку. Дело, мало с чем сравнимое по своей геморройности, учитывая труднопроходимость ландшафта. В целом потратили на весь обнос часа три-четыре. Осматривать нижнюю часть порога (выходную шиверу) не пошли. За день прошли по воде примерно километр и столько же по берегу, правда, по берегу - пять раз (в том числе с байдаркой). Итого 6км.
  -- Входная шивера
  -- Прижим
  -- За прижимом
  -- Вода...

  -- Входная шивера и прижим
  -- Вид со стоянки
  -- Слив за прижимом. Ну, не совсем метр... Но почти:)

На следующий день стало ясно, что еды мы взяли мало, и газа тоже взяли мало - по всем ощущениям, и то и другое походило к концу. Однако проснуться во время нам не удалось. Пока поели, пока сходили посмотрели на выходную шиверу... (В шивере обратили на себя внимание большая бочка у левого берега и, довольно далеко от ключевого участка порога, затопленный островок с каким-то большим бревном на нем.)
Ни малейшего энтузиазма проходить это я не испытывал, наверное потому что оставались неприятные ощущения из-за непростой чалки перед порогом. В конце концов, соваться в какое-то препятствие приятно, уже разогревшись греблей. А с теплого берега, позабыв за зиму как весло держать, и сразу в байдарку и в порог - не для меня. С другой стороны, тащить байдарку дальше по берегу - неудобно. Вообще как-то очень неуклюже складывается "поход"... Отчего бы?
Такова уж, видимо, суть вещей. И в особенности суть людей, во всяком случае меня да девушки - моей спутницы. Выразилась эта суть, например, в следующем. В середине дня мы наконец-то раскачались, да только, жаль, не до конца. Мы свернули лагерь и даже упаковали почти все гермы; оставалось переодеться. Натягивать мокрую холодную гидру... И зачем? Затем, чтобы после этого получить возможность вымокнуть насковзь в шивере? Тогда как можно ничего не переодевать, а, например, поесть и поспать. Девушка - моя спутница, посмотрев на меня с грустью, все-таки согласилась с моими доводами. И мы распаковали гермы и снова поставили палатку. И отправились разжигать костер: газа-то оставалось мало.
А вот еды оставалось много: на полтора дня. Мы помним, что, когда в последний день похода по Охте у нас почти весь хавчик закончился, мы сумели пройти за пол-дня 45 километров, снявшись со стоянки без пятнадцати семь. Вы представляете - в 6.45 выйти на воду!!! Я сам в это уже не верю. Больше в моей жизни такого не было. И вот, у нас представился случай хорошенько поесть и тем самым увеличить вероятность повторения такого героического события. Так мы и сделали. Чем и закончился этот славный день.

Однако рано утром мы почему-то не проснулись, а проснулись как обычно, то есть часов в одиннадцать. Обидно. Пошли еще раз осмотрели шиверу; вода очень сильно спадала. Основной вал возле скалы стал чуть ли не в два раза ниже, чем позавчера вечером, когда мы его увидили первый раз. Шивера тоже сгладилась, бочка у правого берега уже не пугала; правда, в большем количестве мест стали видны подводные камни, ну да пусть их.
Отплыли мы где-то в час или в два. Шивера пронеслась мимо; за ней быстроток с небольшим волнением, плавно поворачивающий направо. Через какое-то время резкий поворот налево, правый берег - песчаный обрыв. Потом можно опустить весло и отдаться течению, разглядывая берега. Собственно, "четыре дневки на речке Важинка" остались позади. Впереди речка, оказавшаяся замечательной во всех отношениях. Она очень красивая; в некоторые моменты, совершенно ничем не примечательные, эта красота совершенно переполняет душу, это откладывается в памяти незабываемо.
Рад, что такое происходит на каждой реке. Но Важинка в этом смысле на порядок выше других виденных мною рек.
До Верхних Важин река узкая, часто петляющая. Почти непрерывно следуют короткие перекатики. Мост - деревянный, высокий, позволяет игнорировать себя во всех отношениях. Колодец в деревне стоит на берегу, вода, наверное, уже на полметра-метр ниже пика паводка. Дальше река резко расширяется и почти на всем своем протяжении такой и остается. То есть Верхние Важины символизируют какую-то естественную границу на реке, между "верховьями" и "основным течением"...
Ниже... - милые плесы, зеркальная вода, деревья, виды вдаль... Перекаты, недлинные и с незначительным волнением... Конечно, это река не для любителей водных препятствий... Просто очень умиротворяющая... Не знаю как описать. Половодье не чувствуется - нет рвущейся вперед черной воды, желтой пены, темных скользких деревьев - напротив, даже на перекатах - спокойствие, всеобщяя любовь.
На некоторых плесах, особенно недвижимых, довольно много топляков, приходится пристально "впередсмотреть", но к счастью, такие места занимают лишь несколько километров реки, обычно это подпоры разных порожков. Несколько раз, думая, "не плотина ли впереди" (единственное препятствие, которое, как мы считали, нужно просмотреть), приставали к берегу и рассматривали что впереди. На берегу то же что и на воде - весеннее счастье, "единение с природой", опошленный но вполне точный термин. Цветочки, лепесточки...
Особенно уютно становится, когда после широких плесов следует перекат, за которым река снова становится узкой и петляет среди деревьев, как в коридоре. Несколько таких мест... Река разная, река не утомляет, постоянно смотрим по сторонам и есть на что смотреть!- повторюсь, в смысле "спортивного сплава" река представляет собой полный ноль, что и замечательно - пусто, никаких спортсменов...
Ближе к вечеру все-таки достигаем бывшей плотины, смотреть совершенно не на что. Спустя пару повоторов после нее, за концом шиверки, останавливаемся на левом берегу, здесь почти вдоль воды идет заброшенная дорога, а рядом даже остатки столбов - это отмеченная на карте дорога к деревне Мошничье. За дорогой заболоченный лес... Костерок... Еда кончилась, на завтра осталось пол-шоколадки. Мда.
Прошли примерно 40км за чуть меньше чем за шесть часов.

Выходим сравнительно рано, есть-то особенно нечего. Все тот же невыразимо весенний кайф. Весенние пейзажи - я имею в виду вид леса, серо-бурые и темно-зеленые пятна - голые деревья либо елки-сосны - даже лучше осенних. Как читатель может видеть, в этом походе у меня совсем крыша поехала от чувств, в общем-то и слов нет кроме "красота" и "кайф". Думается, дело именно в спокойствии - нет сложных порогов, которые нужно "преодолевать"; хотя, разглядывая воспоминания, кажется, что пейзажи сами по себе были какие-то особенно светлые.
Утром на некоторых перекатах встречный ветер, настолько сильный, что мы едва не останавливаемся, приходится грести вперед, активно выкладываясь. Вода спадает, это заметно очень хорошо, в некоторых местах вдоль берегов появляются отмели, преимущественно каменистые. На всем протяжении река течет попеременно то на юг, то на восток, поэтому ориентироваться очень легко без карты. Перед деревней Мошничье небольшой разлив; на правом берегу, прямо впереди, появляется высокий крутой лесистый холм. В районе деревни не то летний брод, не то остатки бывшего моста - дорога уходит в воду с обоих берегов, рядом лежат какие-то металлические детали... Плывем, как и вчера, почти не гребя...
"Железнодорожный брод", упоминаемый у Завьялова, мы к сожалению пропустили; некоторые перекаты вынуждали лавировать между отмелями или застрявшими стволами, видимо узкоколейка находилась как раз в районе одного из них.
Раз в полтора-два часа мы делаем остановки, разминаем затекшие члены... Солнце ощутимо греет, ветер стих. По-преженему спокойные плесы, чередующиеся с перекатами, волнение на большинстве из них не превышает пятнадцати сантиметров. Река стала шире и уже не сужается на порожках. Последние километры перед впадением Мужалы вообще широкий плес, похожий на разлив; наконец впереди видны дома - это уже деревня.
Протоки среди тростниковых островов. Дома по обе стороны реки. Совсем скоро остров, после которого на левом берегу церковь... Дачи, машины... "Перекаты очень длинные, просторные и мощные",- хм, я этого вовсе не хочу; поэтому пристаем к берегу перед локальным поворотом реки на запад в конце длинного прямого плеса. По-моему, тактика "идти не до нас.пункта, а останавливаться загодя" себя оправдывает. Тем более что карта здесь кончается и где дальше населенный пункт, мы не знаем.
(Лично я слабо представляю, где, например, переодеваться, если разбираешься на территории деревни или тем более пгт?). Примерно три часа дня; вылезая на берег, характерное чувство - "поход окончен!" - не жалость что все кончилось, а удовлетворение тем, что было. На удивление быстро переодеваемся и собираемся; как всегда, рюкзак оказывается значительно больше, чем был перед началом похода. Выходим на дорогу, которая здесь еще идет вдоль реки.
Машины нет, а какие есть, забиты дачниками. Идем пешком, отсюда до железной дороги должно быть километров десять-пятнадцать, правда, мы совершенно не знаем где именно находится станция, но ведь не может быть такого чтобы мы здесь остались навсегда? Рюкзак у меня под тридцать кг, у девушки около двадцати, сравнительно легко, проходим по километру за переход. Когда проходим где-то два с половиной, возле нас наконец-то останавливается машина и мы быстро доезжаем до станции Свирь...
Прошли примерно 40км за пять часов.
  -- Церковь в Согницах

Вот как-то так. Река, однозначно, из всех виденных мною понравилась больше всего. Конечно, было бы приятнее потратить на ее основную часть не два дня, а чуть больше - много мест было где хотелось остановиться - но кому суждено быть идиотом, тот не поумнеет. Зачем четыре дня в верховьях сидели?- никто уже не узнает...

Александр Серков (на главную)