2006 Ленинградская область, к Ладоге (вело, 2дн)


Маршрут: ж/д ст. Лемболово - пос. Запорожское - берег Ладоги, устье р. Бурной - ж/д ст. Сосново (75км).
Состав: Александр и Ярослава - "comanche prairie" с безымянным велокреслом, Александра - "scott aurora".
Время проведения: 30.09 - 1.10.2006.


В начале лета нам случайно достался некий потрепаный велосипед (предыдущий владелец собирался его выкидывать, и выкинул его нам), и летом мы несистематически на нем (по очереди) катались. В сентябре, однако, я даже начал ездить на нем на работу (с Комендантского на Васильевский). Не в силах этого выносить, Александра купила велосипед для себя и детское велокресло для Ярки. Что дало возможность кататься всей семьей.
Велокресло серьезно проигрывает рюкзаку в том плане, что в нем ребенок не имеет возможности спать. В рюкзаке ребенок замечательно засыпает, полусидя / полулежа на животе, прижимаясь физиономией к специально для этого предназначенной спинке. Ну а кресло - оно кресло и есть.
Мы совершили несколько небольших поездок по городским паркам и пару загородных - вокруг Лахтинского разлива и вдоль северного берега Финского залива между Сестрорецком и Лахтой (по 30-35 км). После этого решили сходить в (двухдневный, как теперь у нас водится) велопоход.
Мы решили проехать по маршруту, логически объединяющему наши майские пешеходные маршруты, а именно - Лемболово - речка Бурная - Приозерск. Однако переправиться через Бурную нам не удалось, поэтому пройден был менее интересный маршрут, почти полностью совпадающий с нашим майским пешеходным: Лемболово - речка Бурная - Сосново. Конечно, увидеть удалось заметно больше чем тогда.
Я вез Ярославу и небольшой ("городской") заплечный рюкзак с легкими мелочами. Александра везла вещи (их оказалось удивительно немного) в велорюкзаке на заднем багажнике. Такое распределение объяснялось тем, что Александра не чувствовала себя на велосипеде достаточно уверенно для того, чтобы возить ребенка. А может, ей просто больше хотелось ехать на новом велосипеде. (Детское кресло, оказалось, можно было поставить только на старый).

От дома до станции едем медленно и осторожно, по тротуарам, безусловно спешиваясь перед каждой дорогой. (Вообще езда на велосипеде по тротуарам - отдельная тема; правила дорожного движения ее запрещают; но правила мы как обычно игнорируем, а совесть говорит, что вообще ездить нельзя, но иногда можно, и ребенок на заднем сиденье - как раз такой случай).
Электричка на Кушелевке оказывается почти пустая и мы без проблем ставим велосипеды в незанятом пространстве между тамбуром и первым "купе" - в некоторых вагонах почему-то имеется такая пустота в пол-купе размером. Передние колеса торчат в проход и причиняют некоторое неудобство пассажирам, но у нас куплены билеты (на велосипеды в том числе) и совесть опять же чиста. В конце концов, мы тоже испытываем некоторое неудобство из-за того, что посторонние люди задевают наши велосипеды.
Доезжаем до Лемболово, отсюда вперед вдоль железной дороги. Очень быстро сворачиваем в лес и на первых же подъемах вынужденно останавливаемся, не успев вовремя переключить передачи: как ездили всегда по городу на 3-8, так и поехали было сейчас, что зря: местность здесь такого не позволяет. Вообще, катаясь по плоскому городу, нелегко заметить, зачем вообще нужны разные передачи. В лесу на холмах все сразу становится ясно.
Едем, не думая о направлении; проезжаем через хутор на берегу озерца, оттуда - лесная дорога, постоянные вверх-вниз, "вкручивание" в гору, постоянно зажатые тормоза под гору, плюс - постоянное (нервное с непривычки) выискивание глазами гладкого пути: все-таки ребенка везем, тряска ему совершенно нежелательна, а падения представляются - недопустимы.
Мы заезжаем в садоводство (край огромного дачного массива Васкелово), где, несколько дезориентированные, едем не в ту сторону и по довольно разбитой грунтовке приезжаем - обратно к станции Лемболово.
Хм. Не самое оптимистичное начало первого велопохода. Слишком много внимания было уделено движению как таковому (преодолению неровностей ландшафта). Ну что ж, не будем больше заезжать в это садоводство. Поэтому едем вновь вдоль железной дороги, снова мимо озерца, на этот раз с другой стороны, и дальше в точности по маршруту нашего майского пешего похода. И останавливаемся на первый привал в точности там же, где и тогда; только тогда было май, а сейчас - октябрь.
Тогда Ярка ползала на четвереньках по коврику, а сейчас ходит за руку.
Ну и основное различие - тогда мы были пешком но с грузом за плечами, а сейчас мы практически налегке (на велосипеде груз играет заметно меньшую роль, чем на спине), но с велосипедами. Которые вдвоем весят примерно столько же сколько байдарка, а технически даже сложнее. Словом, меняют общее настроение похода настолько, насколько водный поход отличен от пешего.
Едем в точности по той же дороге, что и в мае, ведущей к мостику через Кожицу и деревеньке. Лесная дорога гладкая и ехать по ней легко и приятно, по шаткому пешеходному мостику переходим с опаской. Далее выезд но широкую дорогу, в сторону деревни Пески. Дорога оказывается плохой - ухабы и камни - что было совершенно незаметно в пешеходном походе! Замершая осенняя деревня, пожухшие поля, подтопленные осенней водой низины. Между Песками и началом дороги на Денисово самое плохое место, вся дорога в микроямках, заполненных водой после дождей, Ярка начинает плакать, но мы ничего не можем поделать. Психологически это очень неприятные моменты (знать, что ради родительского удовольствия причиняем неудобства ребенку). Утешаем себя тем, что поход в общем для ребенка полезен и некий испытанный им дискомфорт будет компенсирован.
Дорога на Денисово лучше, но уже время приваливать, и мы останавливаемся, отъехав неглубоко в лес. Все мокро и промозгло, кажется, что уже медленно начинаются сумерки... Подмерзшие, но вполне съедобные ягоды черники. Ярка гуляет за руку по тропинкам среди этих кустов, кусты мокрые, Яркина одежда тоже быстро промокает. Привал продолжительный - около часа - именно чтобы компенсировать долгое недвижимое сидение в кресле. По-видимому, на сегодня остается только один переход.
Переход по дороге до Вьюна заканчивается очень быстро. По узкому мосту (в три доски) Ярку переношу на руках, потом перевожу оба велосипеда. Далее по знакомой дороге сперва чуть вверх по течению, затем прочь от реки; останавливаемся на небольших полянах слева от дороги (справа, за рядом деревьев - поле). Здесь какие-то рукотворные ямы, с фрагментами бетонных стен или опор - должно быть признаки необъятного Ржевского полигона, занимающего гигантский ломоть Карельского перешйка (чуть не весь его юго-запад).
Ставим палатку, кладем возле нее велосипеды. Когда кладу свой, отламывается зеркало заднего вида (держащееся на хлипкой пластмассовой палочке), обидно. Александра одна ездит к речке за водой. Вокруг мокрая осень... Мы решаем не ехать дальше по этой лесной дороге, так как она может быть сильно грязной, и на следующий день продолжить путь по дороге на Денисово.

Утром так и поступаем. Возвращаемся к Вьюну, снова переходим по мостику и выезжаем на большую дорогу. Поскольку довольно холодно, промозгло и ветер, надеваем Ярке на руки - вместо рукавиц - вязаные носочки.
Здесь, непосредственно возле моста, несколько домиков, возле одного из них за забором возникает огромная (!) волосатая собака, неистово лает на нас, прыгает вдоль забора, потом исчезает, чтобы выскочить на дорогу. Я еду чуть впереди, стараясь на нее не смотреть, поэтому собака бросается на Сашу, которая пытается отогнать собаку криком, звучит впрочем не очень убедительно. Похоже, что в этот момент кто-то собаку отозвал, поскольку она очень быстро от Саши отстала и удалилась на свой участок.
Собаки - это отдельная тема. Единственное, что остается - мечтать о легализации короткоствольного оружия. Или стоит прямо сейчас начать пробовать на собаках травматические пистолеты? С другой стороны, особенно в лесу, после подстреленной из (даже травматического) пистолета собаки может придти ее хозяин с ружьем. Но проблема-то висит.
Грейдер среднего и ниже среднего качества продолжается почти до Денисово; точнее даже, дорога проходит примерно в километре от деревни, а асфальт начинается перед самым отвилком к ней. Здесь находится гора Отрадная (85м), на которую долго и натужно вкручиваем. На верхнюю точку горы, находящуюся где-то в поле справа от дороги, не выходим, любуемся видом на юго-запад - небольшое поле под холмом и далекие зеленые и синие волны лесов за ним. И привольно катиться вниз, знай только уклоняйся от разбросанных там и тут выбоин на асфальте. Очень скоро деревня Запорожское; разогнавшись аж до 30км/ч, проезжаем ее не задерживаясь, подцепляя вереницу пустолаек нестрашной величины; в силу малого размера они быстро от нас отстают. Через поселок проезжаем в сторону "лес. охотн. хоз.", за которым, как нам известно, асфальтовая аллея выводит к берегу Ладоги.
Здесь ухоженное место; за грядой деревьев, прикрывающих от сурового ладожского ветра, деревянный столик со скамейками, прямо на нем и готовим обед. Автостоянка, на которой - несколько машин отдыхающих. Просторный гладкий песчаный пляж, прибой и семья на пляже, пускающая воздушного змея. Мы гуляем по пляжу недолго - ветер слишком силен и холоден, Яркины ладошки все равно замерзли (потому что носки были продуваемые, нужны очевидно специальные непродуваемые рукавички). Потом обедаем, сидя на скамейке, кормим себя и Ярку кашей, слушаем шум деревьев и прибоя, пьем чай. (Воду для педы и чая берем непосредственно в озере).
Потратив более двух часов на обед и отдых, мы едем по грунтовке, идущей вдоль берега на север. Это очень извилистая и неровная колея, сплошь засыпанная хвоей, езда по ней - ни с чем не сравнимое удовольствие; переключив передачи на 2-4, а то и на 1-2, едем медленно, но гладко, почти останавливаясь на подъемах... Такой вид катания нравится нем несравнимо больше, чем езда по дорогам. На дорогах как-то бездушнее.
Так мы достигаем речки Бурной. Но как переправиться через нее? Непосредственно возле впадения ее в Ладогу множество отдыхающих и рыбаков, но не видно, чтобы кто-нибудь из них мог нам помочь. Мы отправляемся прямо вдоль берега речки, иногда по тропе, иногда прямо по узкому пляжу, который наверное исчезает в большую воду. Идя вдоль берега, выходим к каким-то домикам, пристани и лодкам (на карте это обозначено как "леснич."). Людей вокруг не видно.
Поискав, обнаруживаем неких нетрезвых личностей, утверждающих, что с этого берега на тот никто не возит, но периодически кого-то привозят с того на этот и могут на обратном пути забрать нас; на вопрос, где именно пристань, машут рукой куда-то неопределенно вверх по течению. Пожав плечами, мы направляемся по дороге, ведущей от пристани, и упираемся в ворота и закрытую калитку. Побродив вдоль забора, понимаем, что мы находимся "на территории", огороженной довольно основательно. Приходится возвращаться тем же путем, что и пришли сюда, вдоль самого берега, перетаскивая велосипеды через канаву. Объехав территорию снаружи, подъезжаем к тем же воротам, о которые только что стукались изнутри: "вход воспрещен, злая собака" и т.п. И злые собаки в количестве двух штук смотрят на нас крайне недобро. Хорошо, что они заметили нас только сейчас...
Выйдя к берегу, обнаруживаем нечто, похожее на причал для катера, но нигде никого нет, а место выглядит так пустынно и заброшенно, что ожидать здесь кого-то кажется бессмысленным. Погрустив какое-то время, выходим на узкую, недавно асфальтированную дорогу, ведущую в Запорожское.
Очень жаль, что не удалось переправиться и добраться до Приозерска; впрочем, такой вариант ожидался. Так что едем в Сосново. Первый привал делаем перед Запорожским, выедая из рюкзаков вкусности, которые были припасены на третий день, которого теперь не будет. Второй привал незадолго до начала населенки в Сосново. Частые остановки и невысокий темп езды обусловлены исключительно наличием Ярки: подолгу сидеть ей в тягость, часто она засыпает, свешиваясь довольно неудобно и неполезно.



Это к перечню встреченных в велопоходе сложностей. Во-первых, Ярке неприятна любая тряска - детское кресло, установленное на заднем багажнике, трясет больше чем самого велосипедиста. Очевидно, для длительных поездок велокресло нужно амортизировать, что можно сделать только изнутри (подкладывать побольше пены или поролона?). Во-вторых, было довольно холодно (0..+5), от езды постоянный ветер - поэтому нужна непродуваемая одежда (на Ярке была) и непродуваемые рукавицы (не было, из-за этого руки были холодные). В-третьих и в-главных!, не спать Ярке было скучно, а спать - неудобно. Если в заплечном рюкзаке она спала условно-нормально лежа, то в кресле - сидя - скрючившись - как вообще-то спать детям (да и взрослым) не следует. Кажется, что такое возраст (год и три месяца) не удачен для велопоходов такого формата.
Более подходящим стало бы нечто более прогулочное, например - полчаса езды на час-два привала с прогулками, едой и дневным сном, т.е. чтобы сидя ребенок не спал. Конечно это будет уже не "велопоход" в привычном смысле.
По этой причине велопоходов в этом сезоне мы больше не устраивали. Ограничивались полутора - двухчасовыми прогулками по ближайшим пригородам, благо зима в ноябре и декабре 2006 так и не наступила, кататься можно было до самого нового года. Прогулки такой продолжительности Ярка переносит почти нормально (к концу ей все надоедает и она начинает плакать). После аномально короткой зимы, в марте же открылся следующий велосезон. Была опробована изложенная выше модель вело-пешеходной прогулки: 40 минут езды - час пешком - 40 минут езды. Пешком идти оказалось несложно (один родитель идет и ведет оба велосипеда, второй направляет гуляющего самостоятельно ребенка). Такой расклад не вызывал ребенкиного неудовольства.

P.S. Узнали про существование детских велокресел с откидывающейся спинкой. Не пробовали еще.

Александр Серков (на главную)