2010 Хельсинки-Рованиеми-Тромсе. Термисярви (пеший, 6хд). Кольский полуостров, Хибинские тундры (пеший, 5дн)


Маршрут 1: пос. Килписярви - г. Саана - оз. Термисярви - пос. Килписярви (~50км).
Время проведения: 12.07 - 17.07.2010.
Маршрут 2: ж/д ст. Имандра - пер. Ю. Чорргор - пер. Кукисвумчорр - оз. М. Вудъявр (~40км).
Время проведения: 23.07 - 27.07.2010.


В прошлом году мы испробовали новый для нас формат путешествия, комбинирующий туристический поход с экскурсией по другим городам. (Красноярск, Иркутск, Новосибирск. Хамар-Дабан, пик Черского. Кругобайкальская железная дорога.) Это оказалось весьма выгодно по соотношению затрат (времени и денег) к получаемым положительным эмоциям (от активного отдыха и посещения новых мест), так что на 2010 год было запланировано мероприятие такого же порядка.
Определенные коррективы в активную часть маршрута внес тот факт, что младшей дочери как раз исполнилось три года, и она одновременно слишком тяжела для переноски в рюкзаке и слишком мала для преодоления многодневного маршрута своим ходом. Поэтому маршруты для походной части путешествия выбирались "щадящие" (с учетом имеющегося опыта...).
В общем план поездки был таков: Санкт-Петербург - Хельсинки (2 дня) - Рованиеми (1 день) - деревня Килписярви и поход по тундре в ее окрестностях (около недели) - Тромсе (1-2 дня) - возвращение в Россию и поход по Хибинским тундрам (около недели). Реализовать удалось в точности как задумано. Транспортные расходы составили по времени (кроме ночей на пароме и в поезде) три неполных дня в автобусах (в Финляндии это очень легко переносится) и сутки в поезде на обратном пути, по деньгам - около 1000 евро. Останавливались в кемпингах, или у добрых людей, и один раз в гостинице, на что было потрачено в общем порядка 200 евро.

С собой мы взяли туристское снаряжение (палатку, коврики, спальники, котелки, газовую горелку) и еду, которую не рассчитывали купить на месте (а именно: самодельную сухофруктово-ореховую массу и гречневую крупу), в двух обычных туристских рюкзаках. Также взяли детский туристский рюкзак, в котором старшая дочь на маршруте несла некий номинальный груз (пару мягких игрушек), а в городах мы носили все-что-придется. Газовые баллоны купили в Хельсинки в тур. магазине, еду для походов покупали в магазинах непосредственно перед выходом.
Вес рюкзаков в начале походов (недельной продолжительности) составлял у каждого около 15кг. Младшая дочь, бОльшую часть пути проехавшая у папы на плечах, весит примерно столько же.

Из Петербурга в Хельсинки мы добирались на пароме. Это, в общем, сравнительно дешево (четырехместная каюта около 4500 руб) и очень, очень комфортно (в отличие от поезда, автобуса или самолета, плавание на корабле вообще не воспринимается как "дорога", а как постояние в отеле). Внутри каюты можно ни в чем себе не отказывать в плане туалета и душа, а вне - прогулок по палубам и любовании видами: грузового морского порта Санкт-Петербурга, морского канала, южного берега острова Котлин и - наутро - Суоменлинны и собственно Хельсинки.
При входе на борт ожидают разодетые балалаечники, обеспечивающие музыкальный фон, и охранцы, досматривающие багаж пассажиров, обеспечивающие фон событийный. (Впрочем, в наших туго упакованных туристских рюкзаках рыться не стали). Но это отдельный недостаток на в целом очень благоприятной картине. Едва ли автобус или поезд могут предложить какие-либо преимущества перед паромом.

Утром мы оказались в Хельсинки (столица Финляндии и т.д.), и сидели под деревом, глядя по сторонам. По сторонам дворники в форменных комбинезонах выходили из своих авто, подметали окурки и деловито уезжали дальше. И зеленые трамваи проносились мимо бесшумно и стремительно, почему-то не разрушая вибрацией исторических зданий. И велосипеды, и велодорожки повсюду!..
Так с рюкзаками за плечами (которые все-таки несколько сковывают при прогулках по городу) мы дошли до квартиры добрых людей Риитты и Хаима, и дальше отправились гулять уже налегке. Без определенной цели, по городу. Город радует историческим центром, органически сочетающимися зданиями разных эпох, уважением к пешеходу, велосипедисту и пассажиру общественного транспорта, и морем, которое выглядит как море и используется как море, а не как у нас. Сотни яхт и огромные морские пассажирские суда. На общее архитектурное впечатление влияет обилие необлицованных краснокирпичных построек, а также множественные выдающиеся строения (такие как Национальный музей, церковь святого Иоанна, центральный вокзал или теплоэлектроцентраль Ханасаари). Неожиданной достопримечательностью оказалась портовая железнодорожная линия (полотно разобрано год назад), проходящая через центр города в выемке в скале, с улицами, переброшенными через нее мостами.
На второй день нашего пребывания мы поехали в район Пукинмяки, где (благодаря доброму человеку Ольге) смогли познакомиться и оценить жизнь в не-центральной части города, а также работу пригородных электропоездов (удивительных тем, что едут очень быстро, плавно и бесшумно). Что касается упомянутой жизни, то наибольшее впечатление произвел тот факт, что дети здесь могут бегать по городу босиком, а по детской площадке - без присмотра. Попробуйте-ка пробегитесь босиком по Петербургу!..
В общем, Хельсинки оказался близким и легко доступным. Давайте ездить туда и смотреть, Как Оно Может Быть. Я уверен, что культурный обмен с цивилизованными странами поможет стать лучше и нам.

  -- церковь святого Иоанна нам особенно понравилась, как образчик неоготики
  -- облака, из которых вечером выпал большой-большой дождь. Мы наблюдали его, укрывшись в кафе, и видели только пустые автобусы, проносящиеся мимо (один автобус в полминуты), да велосипедистов, которым было уже нечего терять

Мы уехали из Хельсинки в Рованиеми на ночном поезде. Здесь нет "плацартных" или привычных "купейных" вагонов - по маленькой Финляндии некуда ехать целыми днями - есть лишь сидячие и "ночные" поезда. Наш ночной поезд предоставил трехместные купе с тремя полками одна над другой. В купе имеется умывальник, но не имеется нормального столика; то есть оно ориентировано именно на ночь, а не на пребывание в нем в бодрствующем состоянии. Почему-то в нем не функционировал кондиционер (или мы не поняли как его включить), что в +30 причиняло физический дискомфорт.
Любопытно, что в состав нашего поезда (идущего по маршруту Хельсинки-Кемиярви) входят вагоны для транспортировки автомобилей: для пассажиров, желающих путешествовать при своей машине, но не своим ходом.
Железнодорожные линии доходят только до самого юга северной части Финляндии. К сожалению, железной дороги оттуда в Россию сейчас не существует (хотя когда-то она почти была построена: Ручьи-Карельские - Алакуртти - Куолаярви - Кемиярви - Рованиеми).

(Нельзя не отметить мудрые формулировки правил, напримир: "пассажир имеет право перевозить разумное количество багажа". Соотнесите с российскими 35 килограммами, которыми можно подгадить любому нашему туристу-воднику).
(Еще о законах, мудрых настолько, что русскому сложно поверить, - "землевладелец не имеет права ограничивать проход по своей территории"! "запрещено угрожать неприятностями или ставить забор без законной основы"! "проход можно ограничивать только распоряжением органов власти"! Долой заборы! Мечты Снусмумрика сбылись).

В Рованиеми (60 тыс. жителей) - опять велодорожки (и велосипедисты на них), и кнопочные светофоры на перекрестках, перестукивающиеся по-дятлиному. Вписки у нас нет, поэтому находим "инфоцентр" (это очень полезная европейская выдумка - имеющийся в любом городе отправной пункт для туриста, бесплатно предоставляющий карты и брошюры информационного характера, краеведческую информацию, и продающий книги, фотоальбомы и сувениры), и, имея карту, идем в кемпинг Оунаскоски, находящийся прямо напротив городского центра на берегу широкой реки.
За незначительную плату любой желающий может остановиться здесь со своим домом-на-колесах или палаткой. Для палаток отведена большая идеально ровная травяная поляна, украшенная несколькими взрослыми соснами. Предоставляется туалет, душ и кухня. Мы ставим палатку и гуляем по городу.
Трех-пятиэтажный центр. Пешеходная улочка. Аллея для прогулок на набережной. В ларьке, торгующем мороженым, было куплено (наугад) мороженое "с традиционным вкусом", и единственная приходящая в голову ассоциация для описания этого невиданного вкуса - "мороженое из копченого оленя", как на самом деле - не знаем.
Рованиеми находится на полярном круге. В середине июля здесь белые ночи.

      -- место для палаток в кемпинге Оунаскоски
  -- кирха в Рованиеми
  -- кирха и двухярусный автомобильно-железнодорожный мост. Ходить по мосту можно
  -- белая ночь в кемпинге

До деревни Килписярви, находящейся на крайнем северо-западе Финляндии, возле границы с Норвегией, нам добираться шесть часов на автобусе сообщением Рованиеми-Тромсе. Сегодня воскресенье, и автовокзал не работает; это означает - касса закрыта; пассажирам предоставлен пустынный зал ожидания, автоматические камеры хранения, туалеты, стойки с бесплатными газетами и почему-то очаровавшая детей простейшая игрушка - качели на пружине, выполненные в виде оленя (или лося). Мы немного опасаемся предстоящей дороги, ибо имеем сформированное представление о междугородных автобусных перевозках.
Но наши страхи оказываются напрасными. Комфортабельный автобус (мест приблизительно на 50) везет 6-8 пассажиров; в конце салона имеется туалет; работает кондиционер; удобные сиденья позволяют детям спать, положив голову на колени родителям; каждые полтора-два часа делается остановка приблизительно на 15 минут поразмяться. Правда, водитель автобуса оказался единственным встреченным за все путешествие человеком, совсем не разговаривающим по-английски, так что пришлось воспользоваться помощью других пассажиров.
И вот мы вышли из автобуса вечером, свежие и бодрые как огурцы. Звучит невероятно!

Почему Килписярви? Потому что там нехарактерный для Финляндии ландшафт - сплошная горная тундра, легкая для передвижения и приятная для созерцания. Это тыльная сторона Скандинавских гор, где уже нет острых пиков и ледников, а есть плавный переход в равнину, каменные холмы с относительным перепадом высот около 500м. От Килписярви вглубь тундры идет оборудованная туристическая тропа, по которой мы и рассчитываем погулять. Тропа ведет до вершины Халти - самого высокого в Финляндии холма - до которого, впрочем, целых 50 км, и мы не надеемся дойти.
Непосредственно возле Килписярви находится гора Саана (высота 1029 метров), имеющая примечательную форму и потому известная, а также - легкодоступная и популярная.
Килписярви находится приблизительно на широте нашего Мурманска. Сейчас в разгаре полярный день.
Согласно википедии, население Килписярви на 2000 год составляло 114 человек.

  -- Саана и тундра

Килписярви не имеет ничего общего с тем, что может представиться как деревня со 114 жителями в России. (Вот ее веб-сайт). (То же можно сказать и про Рованиеми как город с 60 тыс. населения). Здесь современные дома и современный уровень благоустройства - в смысле, современный с Европой, а не с Россией. Здесь есть инфоцентр, супермаркет, рестораны, и - самый интересный сейчас для нас - кемпинг: Килписярви Реткейликескус. На ресепшене - в продаже топографические карты (500-метровки) окрестных гор, с актуальной информацией для туристов (вроде оборудованных изб, о которых - ниже), впрочем, мы уже купили.
Кемпинг Килписярви Реткейликескус предоставляет туалет, душ, кухню, сауны, стиральные и сушильные машины, крытые нечто для барбекю, и - среди кривоватых полярных березок (других деревьев здесь уже нет) - места для палаток. В одном здании с ресепшеном имеется ресторанчик, с открытой террасы которого открывается вид на озеро Килписярви и дальние, островерхие, покрытые белыми росчерками снежников, пики уже на норвежской стороне. С другой стороны прямо от шоссе начинается постепенно набирающий крутизну - вплоть до скального обрыва - склон горы Сааны.
Оставив вещи в палатке, и радуясь своему неожиданно хорошему самочувствию после шести часов в автобусе, мы налегке выходим на вершину Сааны - смотреть на полуночное солнце! И обновлять туристические способности наших малышей. Тропа ведет нас среди березового леса, услужливо предоставляя деревянные мостки в болотных участках и лестницы на подъемах. Не торопясь, не подгоняя, позволяя играть и разглядывать все что угодно, оторвав от поваленного дерева палочки (чтобы быть как мама с папой), мы около часа идем один километр, что тропа лежит в зоне леса.
Выше зоны леса - только тундра: мох, камни, цветы и трава. Рожицы обдувает ветерок. Наверх уводит - насколько хватает глаз - деревянная лестница, по которой мы вчетвером - включая Онегу - начинаем бодрый подъем. Где-то через сто ступеней вверх она вспоминает, что на такие расстояния не ходит, и обиженно просится на руки. Лестница поднимает нас где-то на 150 метров вверх, после чего путь продолжается по нетронутому склону. Время потихоньку приближается к полночи, но солнце висит высоко над горами на севере, и освещение, конечно же, дневное. Зато здесь очень, очень сильный ветер. Саана все-таки отдельно стоящая гора, ничем не прикрытая с юго-востока, а дует сейчас именно оттуда. Онегу несу на руках, прикрыв полой своей куртки; Ярка идет за руку с мамой, налегая всем телом на ветер.
Учитывая почти полную тишину внизу, я несколько переживаю, и сами дети не выражают особенного восторга по поводу пребывания здесь. Ветер не холодный, но уж слишком сильный. Неподалеку от вершины мы останавливаемся возле небольшой скалы, кое-как прикрывающей от ветра, и - я и Александра - по очереди бегаем на вершину. Ветер на ней буквально сбивает с ног. Радость от открывающегося простора мне несколько омрачают мысли о том, что детям здесь неприкольно и хочется спать - уже полночь, поэтому я тороплюсь обратно. Впрочем, переживал я зря.
Еще с самого прибытия в Реткейликескус нам то там, то сям встречаются северные олени - первого мы вообще видели еще из окна автобуса - а тут они попадаются все более и более крупными стайками. Самцы-вожаки звенят нежными колокольчиками. Повернувшись к ветру спиной, мы потихоньку идем вниз, буквально прокладывая себе дорогу через крупное - больше сотни голов - стадо северных оленей, пришедших вот сейчас именно на этот склон. Неумолчен звон колокольчиков слева и справа. Наконец - опять деревянная лестница, и кривые березки, и возвращение посреди ночи к своей палатке на обочине шоссе. На восхождение (600 метров набор высоты, расстояние 4км в одну сторону) мы потратили 4 часа. Онега шла сама только первый час.
Наутро мы пьем кофе, сидя на террасе ресторанчика. Облака скрывают вершины норвежских гор. Дети пачкают себе физиономии мороженым. Мы выходим в поход! Но наше путешествие, несомненно, уже удалось!
  -- почти вершина Сааны. Очень внимательный зритель может найти на картинке северных оленей, а также двух детей (желтого и голубого) и их маму (серую с рыжими волосами)
 
  -- вид в сторону Норвегии и полуночного солнца
  -- озеро Килписярви и одноименная деревня
  -- вид с вершины Сааны в противоположную сторону. Видна почти вся область, где пролегал наш маршрут. Вдоль правых концов видимых озер проходит тропа на Халти. Темная гора вдали у правого края фотографии обрывается к озеру Термисярви
 
  -- ночью на спуске с Сааны

Наш поход занял шесть дней, включая одну дневку. Никакого определенного заранее маршрута у нас не было; post factum это оказался поход к озеру Термисярви (Терпмисярви, Тербмисярви, Тербмисяври - написание встречалось разное) с переваливанием через какое-то по всей видимости безымянное плато возле него. Протяженность составила около 60км.
Ярослава шла сама, неся символический рюкзак. Онега подавляющую часть пути (порядка 97% расстояния) просидела у папы на плечах. По нашему убеждению, чисто физически она могла пройти сама заметно больше, но не хотела, а заставлять - превращать отдых в принуждение - мы принципиально не хотели, в конце концов это не она нас сюда завела, а мы ее...
Здешняя тундра и горы не такие, как нам встречались раньше - не похожа ни на Хибины, ни на Полярный Урал. Это очень сильно разрушенные горы, чем объясняются меньшие, чем в названных местах, относительные перепады, и общий более сглаженный облик. Долины, по которым мы прошли, имеют превышения над уровнем моря 500-600 метров, и больших деревьев мы нигде не встречали (кроме непосредственных окрестностей Килписярви).
К примечательным особенностям можно отнести изменчивость погоды: на протяжении в общей сложности семи суток, проведенных здесь, погода два или три раза в сутки принципиально менялась: стихал или поднимался сильный ветер, налетали или пропадали тучи, начинался или заканчивался дождь. Каждое утро было не такое, как вечер, и каждый вечер - не такой, как утро. Тот факт, что такое происходило без исключений, наводит на мысль, что это все-таки не случайно, а характерная особенность. При этом во всех вариантах погода была весьма комфортна для ходьбы (за исключением единственного случая - холодно, сильный ветер и дождь - продолжавшегося пол-дня).

Открытием и новостью для нас - о которой мы знали, но ведь "лучше один раз увидеть..." - стали общедоступные избы. Это избы, построенные государством, для того, чтобы путешественники имели в них приют. В них есть печь и газовая плита, стол, нары, основная кухонная посуда. В отдельной постройке - запас дров и несколько мусорных баков для раздельной утилизации мусора. В еще более отдельной постройке - туалет типа сортир (без технических изысков, с выгребной ямой; но при этом с торфяной смесью для засыпки говна и с чистым стульчаком). Эти избы предназначены не для кого-то избранного, а для нас - просто идущих людей. Даже в летней тундре изба с печью имеет очень большую ценность.
Избами предполагается пользоваться исключительно путешественниками, для остановки на одну-две ночи. Совместное пользование подразумевает определенную культуру общежития, которую все соблюдают...
В финской тундре мы не встречали вездеходных следов. Вездеходный след на тундре - это незаживающий шрам, и на Урале мы много видели мест, где каждый из проехавших когда-либо вездеходов оставлял собственную колею - потому, что колея предыдущего превращалась в топь, не проходимую ни человеком, ни другим вездеходом.

В первый день мы обошли гору Саану и озеро Саанаярви и вышли к тропе на Халти. Перед выходом на тропу мы уперлись в ограждения (от оленей) и после безрезультатного поиска прохода были вынуждены проползать под ним на животах.

  -- редкий миг, когда Онега идет сама
  -- вблизи озеро Саанаярви, вдалеке Килписярви. Справа Саана
  -- вид в сторону Норвегии

Во второй день во время короткого привала Онега упала плашмя в ручей, а чуть позже во время перехода ее подвиг попыталась повторить Ярослава, так что до ночевки (в избе Сариярви) дети дошли мокроватыми. На тропе на Халти очень много туристов, в избе оживление, встретилась даже группа русскоговорящих финнов.

 
  -- на тропе на Халти - оборудованные переправы

На третий день с утра задержались в избе из-за плохой погоды, но когда ветер стих, сошли с тропы и перешли на озеро Термисярви. Через какое-то плато переходить пришлось про почти полном отсутствии видимости, но не было проблем с ориентированием по общему наклону местности. Возникающее из серого ничего горное озеро, свинцовая вода, плещущая о камни, общее ощущение свободы и невидимости в тумане явились для меня в некотором смысле эмоциональной вершиной похода.
Спустившись в сторону озера Термисярви, обнаружили идущую вдоль него плохую дорогу, по которой на протяжении почти двух километров пришлось идти по щиколотку в воде (мокрая тундра такая мокрая!). К счастью, даже у Ярославы непромокаемая обувь (обычные мембранные зимние ботинки). (А вот у меня ботинки уже на второй год носки стали немного протекать - плохие, негодные ботинки rocky).

  -- Александра и Ярослава поднимаются на плато. Видимость неважная
  -- на привале кусок шоколадки поднимают настроение

В избе Термисярви какие-то девушки ждали вертолета, и как раз к нашему приходу он прилетел и их забрал. Эта изба находится не на популярной туристической тропе, как предыдущая, а просто в тундре. Газовой плитки в ней нет, но нам и не нужна. Вечером пришла еще девушка, путешествующая в одиночку, предпочевшая несмотря на ветер ночевать в собственной палатке. На следующий день мы отдыхаем, гуляем по ближайшему ущелью, греемся на солнце на полянке, играем с камешками в ручье. После обеда Александра в одиночку сбегала на вершину ближайшего холма.
За это время мимо прошло несколько групп по два-четыре человека, но в избу никто не заходил, так что на протяжении двух ночей мы были ее единственными обитателями.

  -- вертолет забирает группу хорошеньких туристок, в обмен привез дрова
    -- изба на Термисярви
     

    -- преобладающая форма гор и тип поверхности
  -- вид на избу Термисярви с вершины ближайшей горы

Отсюда пятнадцать километров обратно до Килписярви, нам требуется на это два дня.
  -- ребенок на плечах сидит менее эргономично чем рюкзак
  -- так бывает реже чем хотелось бы...
  -- девочки складывают тур
  -- "первый камень - бесплатно!"
  -- ближе к Килписярви начинается березовый лес типа "яблоневый сад"

В Килписярви посещаем "visitor centre", не посещенный ранее. Карты, книжки, тематические сувениры, мягкие игрушки - птицы, издающие натуральный звук соответствующих птиц. Детский уголок с паззлами с северными/ботаническими картинками. Короткая экспозиция, посвященная истории деревни. Обслуживающий персонал заключается в единственной тетеньке, разговаривающей с посетителями. А посетителей - непрерывный поток...
Дальше протопали по шоссе шесть километров до уже знакомого Реткейликескуса и заселились на еще одну ночь. Все помылись и постирали грязную походную одежду. Ночью среди палаток опять бегали олени. На следующий день облачно и дождь, гулять особенного настроения нет, поэтому значительную часть времени сидим в местном ресторанчике. (Детские уголки есть совершенно везде, и это оказывает неоценимую услугу, не давая детям скучать и ныть, пока родители заняты какой-нибудь рутиной). Около половины проезжающих мимо по шоссе автомобилей является домами на колесах. Также очень много (десятки в час) мототуристов.
Вечером садимся на автобус до Тромсе (ехать три часа). Ландшафт меняется стремительно: сглаженные каменистые плато сменяются крутостенным ущельем реки, скалы уходят вверх в облака, откуда льются многочисленные водопады. Примерно через час езды по горной дороге эмоционально переполняемся, а затем начинается сплошной дождь и ничего не видно...

В Тромсе поехали потому, что он близко, и не хочется упускать шанс увидеть еще одну страну. Тромсе - один из самых северных в мире городов, но из-за теплых течений в океане имеет мягкий климат. Расположен на острове посередине фьорда, окруженного горами. Население 65 тыс. и пр.
Основной достопримечательностью города является дух места, которым можно наслаждаться просто гуляя по улицам. Множество двухэтажных деревянных домов, рабочие корабли и яхты у причалов, непрерывный крик чаек. Исторические постройки смешиваются с современными и все это выглядит очень живым и настоящим - не городом-музеем, а городом-тружеником, как принято говорить у нас.
  -- Тромсе встречает нас хорошей погодой (не жарко; облака подчеркивают рельеф)
  -- центральная часть
     
     
                 
  -- вид из окна гостиницы
  -- вид вдоль улицы от гостиницы
  -- а на материковом берегу гора Тромсдальстинден
Мы фотографировали в основном старые дома, но сейчас кажется, что общая картина складывается именно из органического сочетания построек разных эпох, которые, при этом, все-таки имеют некоторый общий стиль. Вот так например выглядит городская библиотека, сравните с домом на переднем плане слева.

Из отдельных достопримечательностей: Тромсейский мост, через который прошли в общей сложности шесть раз. Длина 1км, ширина 8.3м, высота в центральной части 38м - характеристики сами по себе обещают неординарные впечатления от прогулки. Внизу сине-зеленая морская вода и - если повезет - проходящий корабль, ветер и горы вокруг. Вид на центральную часть города. Едва приехав, мы шли по мосту из центра в сторону кемпинга, и первые пол-пути не видно ничего, кроме пустынной дороги, упирающейся в низкие серые облака. Буквально дорога на небеса!
 
 
  -- въезд со стороны материка

Возле въезда на мост находится современная (1965 года) церковь - Арктический собор.
   

В пятнадцати минутах ходьбы от собора имеется подъемник, возящий желающих на вершину ближайшего холма (400м), откуда открывается захватывающий вид на весь Тромсе и окружающие горы. Наверху можно гулять (по сравнительно ровному плато) или сидеть в ресторане и смотреть вниз через стекло, что полезно в случае плохой погоды.
  -- по дальнюю сторону Тромсе лежит гористый остров Квалейя

Музей "Полярия" посвящен арктической природе. Экспозиция начинается с демонстрации пятнадцатиминутного панорамного фильма о природе архипелага Шпицберген - расположенных далеко на севере (даже если смотреть из Тромсе) райских островов, где нет почти совсем ничего, кроме ледников, скал, полярных пустынь и немножко (10%) тундры, а также тюленей и белых медведей. Основная часть музея занята водными резервуарами, основным - с тюленями, и меньшего размера - с меньшими морскими обитателями, рыбами, крабами, морскими звездами, актиниями и пр. Благодаря большим окнам, ведущим в подводную часть тюленятника, и даже стеклянному туннелю, можно лицезреть плавающих тюленей во всех ракурсах. Лично на меня наибольшее впечатление произвел (мой) ребенок, прижимающийся к стеклу аквариума, к которому с другой стороны прижимается камчатский краб такой же величины.
Также имеется ряд стендов с научно-популярной информацией об арктической природе, имитация северного сияния, чучело спящего белого медведя (храпящее) (дети были обмануты, младшая звала "пойдем посмотрим не проснулся ли он"). А также детский уголок с горкой и скалолазной стенкой. (Детские уголки с набором простейших игрушек и лазалок имеются буквально повсюду, и их помощь нельзя переоценить).

Второй из посещенных музеев - "Полярный музей" - посвящен исследованию и освоению Арктики. Начинается со сцены хижины охотников за оленями, тюленями и медведями, с диорамами, чучелами и звуковым сопровождением. На втором этаже выставка, рассказывающая про путешествия Амундсена и Нансена, макеты, фотографии, и предметы из экспедиций.

Примечательно, что в обоих музеях мы слышали русскую речь, что вообще в поездке почти не случалось.

Имеется пивоварня (Mack's brewery) и паб (Olhallen) при ней. В пабе, кроме разных сортов пива, можно взять безалкогольного сидра и овощного рагу (хождение повсюду с детьми вынуждает делать подобные иногда неожиданные открытия об ассортименте той или иной кухни). Темное пиво выразительно и вкусно. Паб (исторически) работает до 18:00. Дважды в день проводятся экскурсии непосредственно по пивоварне.

На углу по адресу Storgata 110 находится булочная-кондитерская с очень вкусной выпечкой.

На улице Havnegata находится заведение под названием Peppe's Pizza, оказавшееся гораздо комфортнее и вкуснее чем можно было предположить по названию и вывеске. Пиццу не брали, брали макароны и лазанью, а также разные сладкие десерты, и все оказалось значительно лучше среднего уровня. (Ну и конечно детский уголок, активно используемый детьми во время ожидания заказа).

Категорически не понравился нам тромсевский кемпинг. Туалет и душ маленькие, кухни нет, место под палатки плохое, и при этом требуют покинуть стоянку к 12 часам дня. Мы провели там одну ночь, после чего переехали в недорогую гостиницу ABC Hotel Nord.

 

Проведя в Тромсе двое суток, выполнив обширную культурную программу и все равно увидев лишь малую часть желаемого, на утреннем автобусе уезжаем обратно. (Путь лежит в Рованиеми, оттуда в Кемиярви, оттуда в Кандалакшу, оттуда на станцию Имандра, для следующего похода - по Хибинам). Девять часов пути до Рованиеми проходят незаметно, дети грызут яблоки-хлебцы, слушают книжку или спят, в автобусе опять человек 8-10. Норвежские острые горы остаются за спиной. Выходим размяться на пятнадцатиминутной остановке в Килписярви. ("Ой, мама! Гора Саана!"). В Рованиеми тоже уже все знакомо, идем в кемпинг, ставим палатку, потом в город гулять, питаться и закупаться для следующего похода. (Пиво не продают после девяти часов вечера, что нарушает наши гастрономические планы на ужин). На следующий день полтора часа на автобусе до города Кемиярви.

Здесь три часа ждали автобуса до Кандалакши. Просторное кафе предлагает недорого и вкусно поесть; очень радует - уже не первый раз - возможность самому положить себе порцию желаемого размера (ибо порции, накладываемые в наших столовых раздатчиками, часто в ту или иную сторону не соответствуют потребностям). В остальное время сидели в ближайшей рощице среди берез и почему-то грибов груздей.

"Да, здесь все лучше чем у нас. Но давай не будем на этом зацикливаться. Если, вернувшись в Россию, выискивать глазами срач и говорить "а вот у них такого нет" или фиксироваться на глупостях и гадостях и говорить "а там так себя не ведут", то конечно ничего кроме негатива от родины не испытаешь. Так давай же будем позитивнее и конструктивнее. Будем смотреть на хорошее, и думать о том, как добавить то, чего у нас пока не хватает."

Ага щаз!

В автобусе до Кандалакши уже не оказалось ни туалета, ни кондиционера, а багажный отсек оказался нашими двумя рюкзаками полностью заполнен - то есть, это оказался микроавтобус. И ехал он уже не плавно и не бесшумно. Правда, при отъезде от Кемиярви мы были единственными пассажирами.

Россия встретила нас - известно чем - сперва многочисленными рядами колючей проволоки, а потом (тра-та-та-та!) кончился асфальт!.. Стало понятно по крайней мере, почему автобус так скрипел и дребезжал. Целый час от финской границы до города Алакуртти - непрекращающаяся тряска и грохот, дети в панике, родителям не остается ничего, кроме душевного зубовного скрежета.

В городе Алакуртти автобус забился полностью, заняты все места, входящие сажают себе детей на колени, проход заставляется сумками. (Потому что железнодорожное пассажирское сообщение с Алакуртти осталось в СССР). Населенный пункт, словно только что переживший атомную войну, характеризуется одним словом - "разруха". И чтобы дотянуть до Европы, здесь нужно перестроить каждый дом, и переложить каждую дорогу, и пересадить каждое дерево, и нарисовать улыбку на каждом лице.

После Алакуртти (в 100 километрах от границы) имеется (уже третья по счету) проверка документов. Пограничники бдят!

В Кандалакше берем билеты на поезд, проходящий утром. Случайно зашли в туалет и это вызвало истерику и ужас. Потому что это оказался, ну, русский привокзальный туалет.
(Слова для описания предмета - бессильны).
(И этот туалет не является исключением; на станции Апатиты то же самое).

Почему? Как? Зачем?..
А вот Кемиярви в (бесплатном) туалете на автовокзале можно - внимание - сидеть попой на унитазе!

...............................................................................

И на это невозможно смотреть позитивно и конструктивно.

Я знаю что туалет можно вычистить и даже готов это делать. Но головы всех тех, кто довел его до такого состояния, вычистить - я не знаю как.

"Раньше я думал, что Россия отстала на 50 лет. Теперь я вижу, что она отстала навсегда".

...............................................................................

Засидевшиеся в жутком автобусе дети нервно прыгают и контролируются слабо, долго пытаемся приспать их на ковриках на полу в зале ожидания, наконец часам к трем они засыпают. Поезд приходит в половину пятого... Загружаемся с непроснувшимися детьми на руках, Ярослава паникует во сне... Два часа езды и вот "ведь это наши горы", где Ярослава даже уже когда-то была.

И мы, и дети уже несколько устали и переполнились впечатлениями - потому что объем увиденного и почувствованного нового огромен. Но мы уже договорились о встрече в горах со знакомыми, и почему бы не посетить известные и милые места? Мы выбрали простейший маршрут, пересекающий Хибины почти поперек - от станции Имандра до Кировска через перевалы Южный Чорргор и Кукисвумчорр.

Пять дней, 50 километров. Онега приятно удивила нас, один из дней пройдя своим ходом - вдоль всего ручья Часнайок от Меридианального до озера под Южным Чорргором, чего от нее никто не ожидал.

Перевал известен крупнокаменной осыпью внизу западного склона и для хождения с детьми (самоходными, но маленькими, как Ярослава), имхо, не пригоден (так что восточный склон мне пришлось идти "в три ходки", пронеся сперва свой рюкзак, потом Ярославу, потом Онегу). (На спуске, Ярослава: "это альпинистский перевал?" - "нет, туристский" - "но он для туристов без детей..."). Но остальные выходы из долины Меридианального не лучше. Четыре года назад, с годовалой Ярославой в заплечной переноске, проблем мы нигде не испытали.

В первые дни похода все опять обгорели на солнце. (Первый раз был в Хельсинки). После перевала, традиционно, был сплошной дождь и все мокли. В последний день весь Кукисвумчорр при сильном встречном ветре.

  -- курортные виды - ручей Часнайок
 

Кировск, Апатиты, сутки в поезде Мурманск-Москва, боковые полки, +35 градусов в вагоне и вот мы дома!

  -- Александр, Ярослава, Онега и Александра благодарят за внимание и до новых встреч!

Александр Серков (на главную)